Войти
запомнить меня
или

Книги - 297304 Жанры - 263 Авторы - 66370 Серии - 6302 Пользователи - 85506




5) социологии, психологии;

6)психиатрии;

7) эсхатологического богословия и анестезиологии.

Увы, как нам хороню известно, наука и религия часто переходят в плоскость светских игр. I Год давлением властных структур лаборатории и церкви бросают попытки решать фундаментальные вопросы. Вместо этого они отвлекают внимание людей, обещая им иллюзорную защиту и призрачный комфорт. Большинство из нас страшится узнать ответы на эти вопросы, причем независимо от того, дает ли их объективная наука или субъективная религия. Но если “чистая” наука и “чистая” религия обращаются к одним и тем же фундаментальным вопросам, в чем же разница между этими двумя предметами? Наука - это систематическая попытка зарегистрировать и измерить энергетический процесс и цикл превращений энергии, которые мы называем жизнью, чтобы ответить на фундаментальные вопросы с точки зрения объективных, наблюдаемых, открытых данных. Религия - это систематическая попытка дать ответы на эти же вопросы субъективно, с точки зрения непосредственного, неоспоримого персонального опыта.

Наука - это социальная система, которая создает правила, ритуалы, роли, критерии, язык, системы отсчета для определения “координат” в пространстве и времени с целью получения ответов на фундаментальные вопросы объективно, извне. Религия - это социальная система, которая создает свои правила, ритуалы, роли, критерии, язык, системы отсчета для определения “координат” в пространстве и времени с целью получения ответов на эти же вопросы субъективно, через внутренний опыт откровения.

Наука, лишенная таких духовных целей и признающая другие (пусть даже весьма популярные) цели, вырождается. Она становится светской, политической и, как правило, встречает новые факты “в штыки”. Религия, которая не дает непосредственные, основанные на внутреннем опыте ответы на такие духовные вопросы (и не вызывает экстатический подъем), становится светской, политической и обычно противится попыткам получения персонального опыта откровения. Востоковед Р. Зехнер из Оксфордского университета, заслуживший репутацию жесткого и нетерпимого формалиста, как-то заметил, что опыт, который расходится с догмой, часто ведет к абсурдным и совершенно иррациональным выводам. Как любое безапелляционное и непримиримое заявление, это утверждение можно перефразировать: Догма, которая расходится с опытом, часто ведет к абсурдным и совершенно иррациональным выводам. Те из нас, кто посвятил жизнь изучению сознания, смогли собрать значительные социологические данные, указывающие на тенденцию рационального ума варьировать собственные интерпретации. Но об этом чуть позже.

Читая сообщения субъектов, переживших опыт расширения сознания, мы вдвойне ограничены. Во-первых, они, в большинстве случаев, не обладают фундаментальной научной базой и знанием научной терминологии. Во-вторых, мы, исследователи, находим только то, что готовы найти в результате нашего поиска. Зачастую мы мыслим в рамках жестких психологических концепций: настроения, эмоции, субъективные оценки, категории диагностики, общественный настрой, религиозные клише.

За годы работы я общался с тысячами путешественников по территориям сознания, среди которых были мистики, йоги, оккультисты и шаманы. Все они спрашивали одно и тоже: можно ли объяснить их галлюцинации, видения, откровения, катарсис, экстаз, вспышки озарения, гениальные интуитивные прозрения не только на языке религии, психиатрии и психологии, но и в терминологии физических и биологических наук.

ДА.

“Невыразимые” и “экстатически религиозные” с точки зрения субъектов аспекты опыта расширения сознания – это, в действительности, непосредственное восприятие различных энергий, которые измеряются физиками, биохимиками, физиологами, нейрологами, психологами и психиатрами.