Войти
запомнить меня
или

Книги - 297303 Жанры - 263 Авторы - 66370 Серии - 6302 Пользователи - 85725



Яков Алексеевич Ершов Витя Коробков — пионер, партизан ОТ АВТОРА

Эта повесть основана на подлинных событиях.

Действительно жил в Феодосии, древнем городе у теплого Черного моря, кареглазый мальчик Витя Коробков. С раннего детства увлекался он рисованием, мечтал стать художником. Когда началась Великая Отечественная война, Вите было 12 лет. Гитлеровцы оккупировали Феодосию. Витя стал помогать взрослым в борьбе с фашистами. Он расклеивал советские листовки, выведывал места расположения в городе вражеских огневых точек, был связным подпольной патриотической группы. Потом вместе с отцом ушел в горы, к партизанам, стал разведчиком Феодосийского партизанского отряда. Гитлеровцы схватили обоих, Виктора и его отца, когда они выполняли задание в Феодосии.

Обо всем этом я впервые узнал в Феодосийском краеведческом музее, где пионеру-патриоту посвящен отдельный стенд. Захотелось рассказать о Вите нашим советским ребятам. И я пошел по следам героя будущей повести: встречался с бывшими партизанами, подпольщиками, с людьми, хорошо знавшими юного героя, с его матерью, учителями, друзьями детства. Так родилась эта повесть.

В 1956 году ЦК ВЛКСМ учредил Книгу почета пионерской организации имени В. И. Ленина. Туда занесено и имя Вити Коробкова. В Феодосии его именем названы одна из улиц и школа, в которой он учился. А в памятнике, поставленном на бульваре у моря, запечатлен на века образ пионера, партизана, горячего патриота нашей Советской Родины Вити Коробкова.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ НАЧАЛО ПУТИ САМОСТОЯТЕЛЬНЫЙ ШАГ

Город спал, раскинувшись у самого моря. Легкие волны неторопливо и неслышно перебирали на пологом берегу песок-ракушечник. Луна медленно поднялась над заливом и проложила по воде серебряную дорожку, Был тот предрассветный час, когда все затихает в предчувствии пробуждения. Смолк ветерок, всю ночь пересчитывавший листья на деревьях. Замерла жизнь в беспокойном, как муравейник, порту. Далекий маяк устало мигнул одним глазом и погас. Ему ответил красным огоньком пристанционный семафор.

Окна в небольшом домике, смотревшем на море, еще были занавешены темнотой, но Витя проснулся с таким чувством, будто проспал что-то очень важное. Он откинул легкое одеяло, соскочил с кровати и бросился к столу. И тотчас что-то пронзительно зазвенело, затрещало. Из соседней комнаты выглянула встревоженная мать, щелкнул выключатель. Жмурясь от яркого света, Витя стоял у стола с будильником в руках.

— Что ты колобродишь? — удивленно спросила Виктория Карповна, поднимая опрокинутый стул.

— Я, я… Я думал — проспали, — сонно пробормотал Витя и кивнул на будильник. Часы показывали без десяти пять.

Мать подобрала с пола штанишки и рубашонку, аккуратно уложила на, стул.

— Вот непоседа, — потеплевшим голосом проговорила она. — Я же вчера предупреждала: мне во вторую смену. И в кого ты такой неугомонный… Ложись, дурачок. Отца разбудишь.