Войти
запомнить меня
или

Книги - 297303 Жанры - 263 Авторы - 66370 Серии - 6302 Пользователи - 85557




Все, что человек думает, помнит, осознает, чувствует и узнает, – это результат деятельности мозга. Каждый человек обучается и чувствует по-своему, потому что в процессе развития нервной системы в его памяти запечатлевается определенная информация (импринт). Каждый импринт определяет позитивный или негативный фокус для последующего формирования условных рефлексов (обуславливания). Именно импринты и условные рефлексы определяют, как человек воспринимает реальность. С помощью специальных техник человека можно ввести в состояние так называемой импринтной уязвимости, когда он становится повышенно внушаемым, и полностью его перепрограммировать. Создавая новые импринты и новые условные рефлексы, можно изменить систему представлений, сознание, восприятие реальности и модели мышления. Мозг как бы «переключается» и начинает работать иначе. Сознание человека изменяется и человек воспринимает лишь ту реальность, которую ему навязали. Начинается процесс автоматической фильтрации: сигналы, которые не вписываются в его новый туннель реальности, экранируются, а информация, которая хорошо увязывается с навязанной ему системой представлений, воспринимается как единственно верная. Применяя к людям методы нейрологического воздействия, секта «стирает» истинную личность и создает «новую» с «новым» сознанием [3].

Когда человек долгое время живет в «искусственной» реальности деструктивной секты, он теряет индивидуальность и живет в скорлупе «искусственной» личности, созданной сектой. Каждая личность характеризуется определенным набором убеждений, моделей поведения, стилем мышления и эмоциональными реакциями. В условиях психологической обработки и колоссального социального воздействия реальная личность человека, сформированная родителями, воспитанием, образованием, друзьями и его свободой выбора, насильно подменяется новой сектантской личностью. Человека погружают в такую социальную среду, где он вынужден отказаться от прежнего «Я». Чтобы функционировать в новой групповой реальности, он должен принять новый облик, который одобряется группой. Любая реальность, которая может напомнить ему о его прежней личности и вернуть прежнее представление о себе, искусственно устраняется. Даже если поначалу человек умышленно подыгрывает окружению, чтобы остаться в группе, со временем он неизбежно пропитывается тоталитарной идеологией, которая меняет его предыдущую систему представлений. Такой процесс изменения можно запустить в течение нескольких часов, но для его стабилизации, как правило, необходимо несколько недель. Любая тоталитарная система, и, в частности, деструктивная секта, стремится разрушить индивидуальную целостность человека и его самостоятельность в принятии решений.

Конституция гарантирует права на свободу совести и вероисповедания, на личные и гражданские свободы. Группа людей обладает правами на свободу религиозного сознания и беспрепятственное отправление обрядов, какими бы странными они ни казались обществу. Если люди хотят верить в то, что Махараджи Джи, Виссарион, Мария Дэви Христос, Элизабет Профет, Сан Мюн Мун, Махариши Махеш, Ошо, Джим Джонс, Чарльз Мэн-сон или Дэвид Кореш – мессия, это их право. Но (и это главное!) никто не имеет права вводить в их подсознание деструктивные установки, внушая веру в то, что указанный господин (или госпожа) – мессия. Никто не имеет права посягать на их свободы и деструктивно воздействовать на их личность с помощью психологического программирования и техник манипуляции сознанием.

После окончания второй мировой войны спецслужбы всего мира активно приступили к экспериментам в области нейропрограммирования личности и направленного изменения группового и индивидуального сознания. По признанию ЦРУ, уже в начале пятидесятых годов проводились секретные эксперименты под кодовым названием MK-ULTRA по исследованию влияния психоделиков, наркотиков, электрошока и гипнотических техник на человеческую психику.

Особый вклад в психологию внесли работы Курта Левина, который эмигрировал из нацистской Германии в США. Левин заложил основы такого направления, как групповая динамика, и занимался активным ее исследованием, ибо справедливо полагал, что основные изменения личности происходят не в индивидуальном, а групповом контексте. Он считал группу динамическим целым «со свойствами, отличными от свойств ее слагаемых или суммы этих слагаемых».

В шестидесятые годы в гарвардском университете под руководством проф. Тимоти Лири, одного из создателей теории трансакционного анализа и концепции групповой терапии, проводились исследования в области модификации поведения. Еще до войны Адлер говорил о значении социального окружения для личности и о том, что группа позволяет сформировать и модифицировать взгляды и суждения личностей, которые переживают кризис ценностей и целей. Но проф. Лири исходил из предположения, что мозг – это биохимическая электрическая система, которая обладает способностью воспринимать и конструировать разные реальности! Чтобы изменить сознание, нужно найти и грамотно использовать специальный «ключ». Этот ключ «открывает» нервную систему для исследования, а мозг для перепрограммирования. Он избавляет от обусловленности восприятия, помогает активизировать новые контуры нервной системы и расширяет сознание. Справедливость теории проверялась в серии экспериментов по психологической реабилитации и изменению поведения заключенных. Именно Тимоти Лири был автором призыва «turn on, tune in, drop out», который переводится как «включись, настройся, отстранись». «Включись» – активизируй свои нервные способности и генетические задатки, «настройся» – гармонично взаимодействуй с окружающим тебя миром, а «отстранись» – активно, избирательно и тонко «отслаивай» рефлекторные и подсознательные убеждения.

В конце шестидесятых психологи проявили интерес к возможности модификации поведения отдельных личностей и групп при проведении сеансов групповой психотерапии, основанных на методе свободных дискуссий. Групповая дискуссия, роль которой экспериментально и последовательно исследовалась все тем же Куртом Левином, позволяла столкнуть оппозиционные мнения, помогая участникам увидеть разные стороны проблемы, и уменьшала их сопротивление новой информации. Экспериментальные техники, которые разрабатывались из лучших побуждений, были призваны заставить людей отказаться от привычных схем поведения и мышления, развивать потенциальные возможности, скрытые резервы и выводить на уровень самоактуализации. На таких сеансах людей побуждали «раскрепощаться», избавляться от комплексов, рассказывать группе о самых интимных личных проблемах. Широкое распространение получила психотехника, в которой члена группы усаживали в центр круга, а каждый из присутствующих по очереди указывал ему на его недостатки и проблемы. Нет необходимости говорить, что без консультации опытного психотерапевта такая техника может глубоко травмировать человеческую психику и спровоцировать тяжелые психологические проблемы.

Кроме того, в результате развития системы нейролингвистического программирования (НЛП) большое количество людей познакомилось с техниками погружения в гипнотический транс, не имея ни малейшего представления об этической стороне работы с подсознанием. Ричард Бэндлер и Джон Гриндер, создатели модели НЛП, активно популяризировали эту технологию в качестве инструмента для расширения человеческих способностей. Эта модель была построена на основе модели стратегической психотерапии Мильтона Эриксона, в которой широко использовались трансовые и гипнотические состояния. Феномен гипнотического транса (или эриксонианского гипноза) вызывал измененное состояние сознания, в котором человек становился повышенно внушаемым и получал установки, вызывающие изменения его личности.


Если вначале групповые и индивидуальные методики испытывались только на добровольцах, многие из которых, кстати, положительно оценили этот опыт, то со временем некоторые техники просочились в массовую культуру и популярную психологию, став общедоступными. Их бесконтрольно применяли разные люди в самых разных целях. С помощью этих техник недобросовестные «гуру», жаждавшие богатства и власти, научились манипулировать последователями. Лидеры самых разных сект начали понимать, какие преимущества сулит использование новых методик воздействия на личность. Начала развиваться так называемая технология «культового менеджмента», на базе которой формировались современные деструктивные секты нового типа. В таких сектах к последователям применяется комплекс психологических мероприятий, позволяющих поддерживать у них определенное состояние сознания, формировать у них настройку на новый, культовый туннель реальности, а также полностью контролировать их эмоции, мысли, поведение, деятельность и связи с внешним миром.

В России и Украине разгул деятельности деструктивных сект начался в начале девяностых, когда пал тоталитарный режим и охранявший его «железный занавес». Именно тогда население лишилось пропагандистской идеологии, которая активно формировала общественное сознание и общественный туннель реальности на протяжении последних семидесяти лет. Тогда же был расформирован специальный отдел КГБ, который занимался проблемами психологического и религиозного терроризма и контролировал духовные потребности сограждан. Свято место пусто не бывает, и территорию России и Украины наводнили новые идеологи местного и заморского происхождения. Толпы на стадионах рукоплескали евангелистам и иеговистам, вступали в «Аум Син-рике», объединялись вокруг Марии Дэви Христос, ехали в сибирскую тайгу за «последнезаветчиком»-Виссарионом, превозносили дианетиков-сайентологов, обретали «сознание Кришны», становились крестоносцами-мунистами, слушали речи американских телевизионных проповедников и зачитывались откровениями в переводных книгах «божественной дуады» Профетов. Все эти «пророки» новой эпохи успешно «ловили души» неопытных сограждан, рекламируя и тиражируя простые рецепты выживания, которые оказались весьма востребованными.