Войти
запомнить меня
или

Книги - 297303 Жанры - 263 Авторы - 66370 Серии - 6302 Пользователи - 85729




В то же время пребывание в группе часто противоречит личным интересам индивидуума и порой даже может угрожать личному выживанию. Но тогда почему в процессе эволюции у людей сохранилась эта потенциально губительная для личности черта?

Оказывается, многие аспекты человеческого поведения хорошо объясняются социобиологией, развитой на основе теории эволюции Дарвина Эдвардом Уилсоном. Социобиология применяет принципы эволюции, этологии (науки о поведении животных) и генетики к изучению социальных взаимодействий. С социо-биологической точки зрения, сохранение такой черты объясняется тем, что в группе шансы на выживание всех носителей определенного признака увеличиваются по сравнению с шансами на выживание каждого индивидуума в отдельности. Другими словами, совокупная приспособленность дает больше преимуществ, чем приспособленность индивидуальная. Если некоторый признак в рассматриваемой популяции способствует выживанию популяции в целом, мы говорим, что совокупная приспособленность популяции повышается, хотя шансы на выживание любого конкретного индивидуума как носителя этого признака снижаются. Это значит, что вступление в группу способствует повышению совокупной приспособленности. Отдельные личности могут пострадать, пожертвовав собой, но группа в целом, состоящая из носителей этого признака, получает больше шансов на выживание.

Какой психологический механизм определяет склонность присоединяться к харизматической группе и, в частности, вступать в деструктивные секты? Что побуждает людей не только вступать, но и оставаться в них, зачастую пренебрегая личными интересами? Чтобы это понять, мы должны установить механизм, который привязывает индивида к группе, механизм, заложенный в человеческой физиологии.

Как уже говорилось, чаще всего вербовка оказывается удачной в тот момент, когда человек находится в состоянии импринтной уязвимости, стресса и эмоциональной нестабильности. Стресс стал характерной приметой нашего времени. Люди испытывают стресс на работе и в школе, из-за семейных проблем, проблем со здоровьем, личных переживаний, при переходе на новую работу, смене местожительства, из-за финансовых неурядиц, хронического «безденежья», потери близких или в состоянии полной неопределенности. Обычно наши защитные механизмы помогают нам справляться со стрессом, но бывают периоды особенной уязвимости, когда мы можем подпасть под чье-то влияние. В такие моменты мы способны принять систему убеждений, которая обещает дать нам новый взгляд на мир, придать смысл жизни и поставить перед нами новые цели.

Когда люди вступают в харизматическую группу, они избавляются от стресса, причем, чем ближе они ощущают себя к группе, тем сильнее эффект облегчения и тем меньше стресс, который они испытывали до вступления в группу. Отдаляясь от группы, они снова начинают чувствовать себя несчастными и состояние стресса возвращается. Каждый такой эпизод служит эффективным обучающим «экспериментом».

Человек начинает видеть в группе защиту от житейских бурь. В то же время группа действует как психологические клещи: с одной стороны, она оказывает сильное давление, а с другой стороны, избавляет от стресса. Например, нормы группового поведения, которым должен следовать член группы, могут спровоцировать у него стресс. Поскольку он привык считать, что его эмоциональное благополучие зависит от близости к группе, ему ясно: только сохраняя верность группе, он сумеет избавиться от стресса. Это, в свою очередь, делает его более послушным групповым требованиям и воле лидера.

Интересно, что избавление от стресса, которое происходит при вступлении в группу, порождает некий снобизм по отношению к людям, которые в эту группу не входят и, как следствие, – деление людей на «своих» и «чужих». Это значит, что вступление в группу, сопряженное со значительным самопожертвованием, обеспечило их рядом преимуществ, которыми они не намерены делиться с «чужими». Таков способ самозащиты, к которому всегда прибегает истинная харизматическая группа.

Глава 8.
Наши иллюзии о человеческой разумности, неуязвимости и немного о мифотворчестве человеческого биокомпьютера

Несмотря на пугающую информацию о деструктивных сектах и потенциальную возможность стать пленником одной из них, мы сохраняем полное спокойствие и уверены, что именно нас никто никогда не завербует.

Это происходит потому, что: во-первых, в нашем сознании укоренилось традиционное философское представление (на котором основаны наши современные законы), что человек – существо разумное, мыслящее, ответственное и сознательно контролирующее собственные действия. С одной стороны, такое мировоззрение отвергает возможность манипуляции сознанием разумного человека и его принудительной психической обработки, но, с другой стороны, оно служит ограничителем, который не позволяет исследовать реальность этих феноменов.

Во-вторых, мы свято верим в нашу неуязвимость. Мы не допускаем, что наши мысли, чувства и поведенческие модели могут кем-то контролироваться. Мы считаем, что никто не может нами манипулировать помимо нашей воли. Но это возможно, особенно в периоды «импринтной уязвимости». В этот период человека легко можно перепрограммировать с бормотания «Харе Кришна, Харе Рама» на веру в то, что «Иисус умер за наши грехи» или «Кто не с нами, тот против нас», заставив понять смысл каждой из этих идеологий.