Войти
запомнить меня
или

Книги - 297303 Жанры - 263 Авторы - 66370 Серии - 6302 Пользователи - 85729




В-третьих, с момента рождения мы испытываем влияние со стороны внешнего мира и общества. Это влияние настолько многосторонне, что возникает искушение считать, что все мы – субъекты манипуляции СМИ, а наше сознание формируется и контролируется семьей, школой, обществом, государством и т. д. А если этот тотальный контроль существует, то о чем тогда вообще волноваться?

Итак, давайте рассмотрим первый тезис: человек – существо разумное. Мы считаем себя независимыми и самостоятельно принимающими решения людьми, у которых есть свобода выбора. На фоне высокого мнения человечества о самом себе позиция Фрейда, считавшего, что каждый человек, в значительной степени, представляет собой продукт приучения к горшку, кажется нам особенно унизительной. Хотя социальная психология нас убеждает, что все люди разыгрывают навязанные им роли и неизбежно влияют друг на друга, мы все равно верим в свободу воли и свободу выбора. И продолжаем верить даже тогда, когда к нам применяются скрытые техники, позволяющие влиять на наш «выбор» и подменять «свободу выбора» иллюзией свободы выбора.

При всей нашей «разумности», мы руководствуемся в жизни не только разумом, ибо такая глобальная разумность не сочетается с нашей эмоциональной, физической и духовной природой. Психолог Уильям Джемс в «Основах психологии» утверждал, что людей нельзя считать всецело рациональными. Наш разум постоянно подвергается воздействию помех (см. также «Йога-сутры» Патанджали) в виде эмоций, потребностей и желаний.

Состояние нашего физического тела оказывает колоссальное влияние на наше сознание. По мнению Джемса, эмоции – это ощущение физического изменения. Когда нет напряжения мышц, учащенного сердцебиения и дыхания (физических изменений), то нет и эмоций. Когда человека лишают сна, он ощущает физические изменения в теле. Вы когда-нибудь не спали несколько суток подряд? Если да, то вы знаете, что вы при этом чувствовали и в каком эмоциональном состоянии находились. Согласитесь, вряд ли ваше поведение в те дни было вполне адекватным и вы полностью контролировали ваши действия. А приходилось ли вам долгое время выдерживать строгий пост или вообще голодать? Харизматический лидер Бхагван Раджниш (Ошо) вполне разумно отмечал: «Когда вы поститесь, то лишаетесь способности реалистически мыслить… Ваше сознание переходит ту грань, за которой оно перестает отделять реальность от иллюзии… Чтобы ваш мозг функционировал, вам постоянно нужны белки. Но все религии настаивают на необходимости поститься. Никто ни разу не поинтересовался, почему все религии сходятся в этом вопросе. По-моему, причина кроется в том, что через три недели строгого поста ваш мозг лишается запаса белков, и вы путаете иллюзию с реальностью… В такие моменты перед человеком предстает Христос, Кришна, Будда, Махавира, или тот, кто запечатлен в его сознании. Сознание услужливо проецирует обусловленный образ, а у человека с помутненным сознанием не хватает силы мысли, чтобы это понять… Такие люди, как Моисей или Христос, утверждавшие, что встречались с Богом лицом к лицу, должно быть, как раз и находились в этом „экспериментально воспроизводимом состоянии…“ [5]

Теперь рассмотрим второй тезис о нашей вере в собственную неуязвимость. Увы, любая вера во что-либо – это вера в слова, в абстракции. По мнению Джона Франклина, специалиста в области молекулярной психологии, «сама вера – это биохимический механизм, скрывающий от нас нашу детерминированную и механистическую природу», а «все наши свободы ограничиваются нашей биохимической структурой».

Но мы должны ощущать, что контролируем течение нашей жизни, и когда мы ощущаем, что события и ситуации выходят из-под контроля, мы стараемся упорядочить реальность, чтобы она вновь обрела для нас смысл. Когда мы узнаем, что с каким-то человеком произошло что-то плохое, (например, изнасилование или ограбление), то обычно пытаемся найти причину, объясняющую, почему этот человек стал жертвой. Видимо, он оказался «не в то время и не в том месте»? Мы придумываем объяснения и оправдания, структурирующие реальность. Мы выстраиваем цепочки причинно-следственной связи, самодовольно считая, что страдания человека связаны с совершенным им неблаговидным поступком. На языке психологов это называется обвинением жертвы.

Да, из каждой трагедии нужно извлекать уроки и анализировать поведение жертвы, которая, возможно, вела себя слишком беспечно. Но реальность такова, что человек действительно мог оказаться «не в то время и не в том месте». Когда мы обвиняем жертву, то психологически дистанцируемся от пострадавшего человека и от ситуации, считая, что с нами такое произойти не может.

Зачастую мы ошибочно считаем жертв сект недалекими и слабовольными людьми, которые не смогли вынести тяготы обычной жизни, и предпочли добровольно передать бразды правления другим, так как гораздо проще жить по указке, снимая с себя ответственность за принятие решений. Мы убеждены, что «с нами такое никогда не произойдет», потому что нам хочется верить, что мы умнее и сильнее миллионов людей, ставших жертвами психологического контроля в сектах.

Но наша вера в собственную неуязвимость демонстрирует нашу слабость, которой успешно пользуются вербовщики. Например, вербовщик говорит: «Слушай, Джо, ты же умный парень, вполне здравомыслящий и довольно прагматичный. Разве кто-то может заставить тебя что-нибудь сделать, если ты сам этого не захочешь? Принимай решение сам, но при этом постарайся уходить от стереотипов. Надеюсь, у тебя хватит ума не прислушиваться к „разоблачениям“ о сектах, которые распространяют продажные средства массовой информации. Так когда ты заглянешь к нам на лекцию?»

И, наконец, рассмотрим последний тезис о том, что мы живем в мире тотального контроля. Да, всю жизнь мы находимся под тем или иным влиянием, но влияние влиянию рознь. Одно дело, когда под влиянием друзей вы идете смотреть новый фильм. Но совсем другое дело, когда секта оказывает на вас деструктивное влияние, внушая необходимость совершить убийство или самоубийство, как это было с последователями Джима Джонса в Джонстауне или последователями Дэвида Кореша на ранчо «Апокалипсис» в Уэско.