Войти
запомнить меня
или

Книги - 297304 Жанры - 263 Авторы - 66370 Серии - 6302 Пользователи - 85507



Александр Шакилов

Трусармия

Спрыгнул с брони, упал, ногу подвернул — ругается, плачет, стонет. Сфера в пыли. АКСУ там же. Ужас! Кошмар!

А я на него не смотрю из принципа, я в прицел окружающей обстановкой любуюсь. И, поверьте, разглядывать граждан в семикратную коллиматорную оптику — это страшно, о-очень страшно. Мирное население — это же зверьё редкостное, я знаю, что говорю, это моя третья война. И я вспотел, дрожу и тоже вот-вот сковырнусь с башни. Ну и угораздило меня в это вляпаться, за что опять, Господи?!

Взвод наш занял высоту без существенных потерь, разве только Васька Дракон поцарапал коленку и сустав вывихнул. Да Тимурчик, снайпер-санитар, как увидел кровь (чужую, заметьте), так сразу без сознания и грохнулся, реальную СВДешку под череп вместо подушки определил, руки на аптечке скрестил — прям отпевай, не отходя от кассы, да свечку между пальчиков поджигай: не боец, а мертвец, в крайнем случае, зомби-диверсант на полставки.

И все мы, небритые и в драном камуфляже, Тимурчику люто завидуем, нам тоже хочется. Сдохнуть от страха. Вот так вот — сдохнуть и всё.

Командир наш, лейтенантик, и сам бледнее меня с перепою. Уж очень он стесняется на нас орать. Утренний развод для него — катастрофа: это ж народец построить надо и внятно сообщить, что, мол, смирно, вольно и… э-э… и равняйсь, пожалуйста.

Не завидую я лейтенанту, сочувствую очень, а помочь не могу — боюсь. Вдруг обидится, вдруг накричит, что лезу не в своё дело и вообще. И на "губу" меня, или в штрафбат на перевоспитание. А мне и здесь вполне плохо, и в родимом подразделении я как бы козёл отпущения и востребован сверх меры…


…дождались потёмок и вошли в посёлок. Тихонечко так прокрались, ботиночки тряпками обмотали, чтоб громко не топать. БМПешки, "коробочки" наши противопульные, на высоте оставили, чтоб на конфликт без нужды не нарываться — по собственному опыту знаю: чуть кто из оккупированных личностей траки и пушки заметит, так сразу партизаном, то есть этим… — террористом! — и заделывается, гранаты начинает швырять и бутылками с зажигательной смесью баловаться. А оно нам надо?..

В общем, без брони мы — падать неоткуда, ноги целее будут.

Короче, не первый день в подворотнички сморкаемся: до центрального майдана дохромали — ни одна шавка не заскулила, ни один пенсионер бессонный покой в постели не сменил на боевой пост у окна. А то вскинется какая особо горластая домохозяйка, да как рыкнет! — а у нас от громких голосов икота и стул. Жидкий. И то и другое неконтролируемое.

Лейтенант перед нами извиняется, краснеет от смущения, но приказы всё-таки шепчет: