Войти
запомнить меня
или

Книги - 297304 Жанры - 263 Авторы - 66370 Серии - 6302 Пользователи - 85507



Они естественным образом притягиваются постиндустриальными полями - электроникой, коммуникациями, образованием, торговлей, маркетингом, развлечениями, квалифицированной личной службой, здравоохранением, профессиями свободного времени.

Они политически и психологически независимы. Они не идентифицируют себя ни с компанией, ни с союзом, ни с тайной партией. Они не зависят от организационной принадлежности. Они знамениты своей нелояльностью к общественным институтам.




ЙАППИ КАК СВОБОДНЫЕ АГЕНТЫ






До 1946 года молодежь впитывала свою культуру и присоединялась к ней посредством личного наблюдения за значимыми для нее взрослыми. Ты смотрел на участкового врача, местного плотника, медсестру или незамужнюю тетушку и постепенно шел работать. Книги, проповеди, журнальные статьи о героических или антиобщественных фигурах также помогали формировать природу общественной игры.

Телевидение все это изменило. Среднее американское семейство смотрит телевизор свыше семи часов в сутки. Эта статистика означает, что йаппи узнавали о культуре, впитывали роли, правила, ритуалы, стили и жаргон игры не по личным наблюдениям, а по телевизионным образам. Мультики, мыльные оперы, вечерние драматические телепостановки и игровые шоу склонны быть эскапистскими. Сводки новостей склонны показывать жертв или праведных нытиков, а не преуспевающие ролевые модели. Политики, декламирующие хорошо отрепетированную ложь, не воспринимаются как достоверные герои.

Только подумайте об этом: единственный аспект телевидения, представляющий реальных людей, занятых экзистенциально истинными, достоверными и научно объективными действиями, - это спортивные репортажи.

Это может объяснить то огромное внимание медиа, которое уделяется организованному спорту. Средний пацан смотрит, как выступает Фернандо Валенсуэла, Джо Монтана или Карим, а потом на него обрушиваются бесконечные интервью с этими преуспевающими профессионалами, сделавшими себя сами, и истории о них же. Их мнения, настроения, физические недомогания, философии и стили жизни представляются в микроскопических деталях. Люди больше знают о Ларри Берде, чем об Уолтере Мондейле, Джордже Буше или Дэне Разере.

Можно, конечно, спорить с тем, что профессиональные атлеты стали первой группой, разработавшей тактику выживания и преуспевания в постиндустриальном мире и таким образом задавшей ролевые модели для йаппи.

До 60-х годов профессиональные атлетические герои были рабами, связанными договором с баронами-промышленниками, которые ими в буквальном смысле слова владели. Владельцы могли ими торговать, увольнять их, платить им столько, сколько заблагорассудится. Редкий атлет, который "держался", считался "нарушителем спокойствия".

Первая волна спортсменов из поколения Спока попала в высшие лиги в середине шестидесятых и немедленно изменила правила игры. В отличие от старших спортсменов, они были лучше образованы, политически изощрены; они были культурно хиппейными индивидуалистами.

Любопытным образом молодые атлеты совершили ту революцию в американском обществе, о которой мечтали хиппи. Для начала они упразднили свой рабский статус. Они стали свободными агентами, они нанимали своих собственных юристов и менеджеров.

Не случайно возглавляли эту эволюцию черные спортсмены. Уилт Чемберлен считается первым суперпрофессионалом, заявившим хозяевам о своих гурманских требованиях.