Войти
запомнить меня
или

Книги - 297303 Жанры - 263 Авторы - 66370 Серии - 6302 Пользователи - 85705




За несколько часов до начала войны из Нью-Йорка вышел самый крупный немецкий лайнер «Бремен», некогда носивший «Голубую ленту Атлантики». На борту лайнера не было ни одного пассажира. Судовой оркестр исполнял «Дойчланд убер аллес». Выстроенная на палубе команда хором скандировала слова марша-гимна. Побледневшие лица моряков ясно говорили об их понимании того, что они идут на верную гибель. От англичан нет спасения в открытом море, и мало кто знал эту истину лучше немцев.

«Бремен» вышел из Нью-Йорка и бесследно исчез. Отряды английских кораблей прочесывали океан, чтобы перехватить и уничтожить «Бремен». Ведь в военное время обладатель «Голубой ленты» водоизмещением в 50 тысяч тонн мог с 28-узловой скоростью перебрасывать на любые расстояния целые армии, будучи для вермахта бесценным транспортным средством. Но огромный лайнер словно растворился в воздухе. Газеты ловили самые невероятные слухи: «Бремен» интернировался в Мексике, экипаж затопил лайнер в открытом море – круг с «Бремена» найден на побережье Массачусетса. «Бремен» прорвался в Италию.

Но действительность оказалась куда более интригующей – «Бремен», выйдя из Нью-Йорка, круто повернул на север и, держась почти кромки пакового льда, преспокойно пришел в Мурманск. 4 сентября на все немецкие суда в Атлантике был передан из штаба Редера условный сигнал «АО-13», означавший: «Следовать в Мурманск, придерживаясь как можно более северного курса». Англичане ожидали чего угодно, только не этого, и упустили 36 укрывшихся в Кольском заливе крупнейших транспортов противника, среди которых были такие известные на весь мир пассажирские лайнеры, как «Нью-Йорк», «Швабен», «Штутгарт», «Кордильера», «Сан-Луи», множество лесовозов, танкеров и скоростных рефрижераторов.

Мурманские власти, хотя и были предупреждены Москвой, с изумлением смотрели на внезапно заявившиеся в наши арктические воды десятки судов под гитлеровскими флагами, над которыми безраздельно царила громада «Бремена».


«Особо дружественная обстановка», которую отметил Риббентроп, рассказывая о своем визите в Москву, немедленно распространилась и на Мурманск. Экипажи всех немецких судов получили право беспрепятственно сходить на берег, опечатанные было фото и киноаппаратуру вернули владельцам, а мощной радиостанции «Бремена» разрешили поддерживать постоянную связь с Германией.

В мурманском интерклубе слышалась только немецкая речь, играли аккордеоны, пелись воинственные немецкие песни.

Эти радостные события совпали по времени с неожиданными успехами немецких подводников, чья прекрасная боевая выучка еще раз дала предметный урок той легкомысленной непринужденности, с которой англичане привыкли вести себя на море.

14 октября немецкая подводная лодка под командованием капитан-лейтенанта Прина проникла в знаменитую базу англичан Скапа-Флоу, где некогда затопился весь кайзеровский флот, и торпедным залпом утопила английский линкор «Ройял Оук». «Королевский дуб» рухнул! Позор Скапа-Флоу отомщен! Ликующий Гитлер с мокрыми от нахлынувших воспоминаний глазами лично возложил на Прина Рыцарский крест.

17 октября другая немецкая лодка перехватила в море и утопила английский авианосец «Корейджерс». Отработанная англичанами еще в минувшую войну тактика противолодочной обороны давала явные сбои. Никто тогда, в условиях военного времени, не мог задать вопроса: откуда вышли лодки, что им так легко удалось прорваться через противолодочные рубежи в глубокие тылы английского флота.

В немецких оперативных документах мелькало таинственное название «Базис Норд», никому ничего не говоря. Мало кто знал тогда и еще меньше знают сегодня, что дивизион немецких подводных лодок был развернут на советской военно-морской базе в Западной Лице, откуда они быстро и практически безопасно могли выходить на самые уязвимые коммуникации англичан, тем более, что их совсем не ждали с этого направления. Но это были еще цветочки.